Skip to content

Признание недействительным решения налогового органа о взыскании сумм НДС, налога на прибыль и пеней

Сентябрь 2019 года

Предмет спора:

  • По результатам выездной налоговой проверки Компании А. налоговым органом был составлен акт выездной проверки, в котором доначислены суммы НДС, налога на прибыль и пеней в размере 15 000,00 белорусских рублей. На основании указанного акта выездной проверки налоговым органом вынесено решение о взыскании указанной суммы.

    Не согласившись с решением налогового органа, бывший руководитель Компании А. гражданин Б. обратился с заявлением о признании недействительным решения налогового органа о взыскании сумм налогов и пеней как несоответствующего требованиям законодательства и нарушающего его права и законные интересы.

Позиция налогового органа:

  • Основанием для доначисления суммы налога и пеней послужило завышение Компанией А. суммы валовой прибыли на сумму 65 000,00 белорусских рублей. Завышение суммы валовой прибыли имело место, поскольку:

    — между Компанией А. и ИП Г. в марте 2014 года был заключен договор о передаче полномочий управляющему. Между Компанией А. и гражданином Г. в январе 2015 был заключен трудовой договор, в соответствии с которым гражданин Г. принят на должность директора бессрочно. Оплата за выполнение обязанностей управляющего и директора ИП (гражданину) Г. осуществлялась Компанией А. в полном объеме;

    — между Компанией А. и ИП Г. в мае 2014 года был заключен договор на оказание услуг менеджера, в соответствии с которым ИП Г. обязался по поручению Компании А. совершать от имени и за счет Компании А. юридические действия в виде подготовки и (или) заключении сделок, совершение сделок по реализации продукции, совершение иных действий, необходимых для исполнения договора. Во исполнение договора между Компанией А. и ИП Г. в лице гражданина Г. единолично были составлены и подписаны акты оказанных услуг менеджера на сумму 65 000,00 белорусских рублей, стоимость которых включена Компанией А. в состав затрат, учитываемых при налогообложении. Указанные акты, по мнению налогового органа, не являлись первичными учетными документами, позволяющими отнести услуги менеджера к затратам, поскольку не представлена документация, подтверждающая информацию о результатах поиска покупателей, проводимых переговоров, о ценах и условиях поставки продукции, о заявках покупателей и графиках отгрузок; не представлены отчеты исполнителя к актам оказанных услуг менеджера, т.е. акты не позволяют установить объем, характер, срок оказания услуг, а также цель оказания таких услуг и каких образом такие услуги были использованы в деятельности Компании А.;

    — оказываемые для Компании А. ИП Г. услуги менеджера включали в себя функции, которые одновременно входили в обязанности ИП Г. как управляющего и гражданина Г. как директора Компании А., и за выполнение которых Компанией А. начислялась и выплачивалась заработная плата директору и вознаграждение управляющему. Таким образом, по мнению налогового органа, Компанией А. не соблюдены два критерия, необходимых для отнесения расходов к затратам: документальное подтверждение и экономическая обоснованность;

    — гражданин Г. указал, что рабочий график менеджера и директора совпадали по времени и должностным обязанностям и он осознает, что допустил ошибку и неправомерно отнес на затраты Компании А. услуги менеджера.

Позиция заявителя:

  • В обоснование заявления гражданин Б. указал следующее:

    — в отношении Компании А. в декабре 2018 года открыто конкурсное производство. В период с марта по декабрь 2014 года ИП Б. являлся управляющим Компании А., а с января 2015 по апрель 2018 года гражданин Б. являлся директором Компании А. В мае 2014 года между ИП Б. и Компанией А. был также заключен договор на оказание услуг менеджера;

    — выводы налогового органа о том, что акты оказанных услуг менеджера не являются первичными учетными документами, являются необоснованными, поскольку данные акты составлялись на основании расчетов вознаграждения ИП Г. как менеджеру, которые являлись приложениями к актам и подписаны ИП Г. и участником Компании А. и содержат необходимые сведения, предусмотренные статьей 10 Закона Республики Беларусь от 12.07.2013 года №57-З «О бухгалтерском учете и отчетности»;

    — содержание актов оказанных услуг менеджера и приложенных к ним расчетов вознаграждений менеджера позволяет установить, с какой целью оказывались услуги менеджера, а также установить результат использования таких услуг в деятельности организации (заключение договоров с контрагентами, отгрузка товаров, получение денежных средств за отгруженный товар). При возмездном оказании услуг законодательство не содержит требований по составлению в письменной форме информации о результате поиска покупателей, о проводимых переговорах, о продукции, ценах, условиях поставки, отчетов исполнителя и иных сведений;

    — вывод налогового органа о том, что ИП (гражданин) Г. выполнял обязанности директора и управляющего Компании А., за что получал заработную плату и вознаграждение, являются необоснованными, поскольку с 31 декабря 2014 года договор между Компанией А. и ИП Г. был прекращен в результате реализации Компанией А. права на односторонний отказ от договора. В период с марта по декабрь 2014 года ИП Г. получил оплату оказанных услуг в размере 1 400,00 белорусских рублей, а с января 2015 по апрель 2018 гражданин Г. получал заработную плату;

    — функции директора организации и функции менеджера по своей сути являются различными, что подтверждается постановления Министерства труда Республики Беларусь от 30.12.1999 года №159.

Решение суда первой инстанции:

  • Экономический суд пришел к выводу об удовлетворении заявления на основании следующего:

    — факт оказания услуг по договору на оказание услуг менеджера подтверждается актами оказанных услуг. При проведении проверки в налоговый орган представлялись расчеты вознаграждения менеджеру (как приложение к актам оказанных услуг), которые содержат сведения о контрагентах и договорах, составленных с ними на отгрузку товара, процент и сумму вознаграждения, сумму, на которую отгружен товар, сумму, оплаченную по договору. Факт наличия договоров с контрагентами, оплаты от контрагентов подтвердил антикризисный управляющий;

    — в соответствии с нормами трудового законодательства наниматель заключает с работником трудовой договор, однако работа может выполняться и на основании гражданско-правовых договоров, предусмотренных ГК. Таким образом, наличие между гражданином Г. и Компанией А. трудовых отношений не препятствовало заключению указанными лицами и договора гражданско-правового характера, который не предусматривает конкретных должностных обязанностей, определенный режим труда и отдыха и т.д. В договоре на оказание услуг менеджера отсутствует указание на соблюдение менеджером режима работы общества или обязанность соблюдения внутреннего трудового распорядка. В этой связи суд признает необоснованным вывод налогового органа о том, что ИП Г. не могла исполнять условия договора по оказанию услуг менеджера, поскольку в это время выполняла трудовые функции. Предмет договора не предполагает его выполнение в течение рабочего дня.

    — из материалов проверки не усматривается, какую налоговую выгоду извлек заявитель при заключении (по мнению налогового органа) договора на оказание услуг менеджера, в чем заключался его налоговый интерес;

    — с учетом консультации специалиста МНС РБ сделан обоснованный вывод о том, что в целях документального подтверждения затрат плательщика является достаточным оформление акта оказанных услуг и не требуется предоставление отчетов;

    — у налогового органа отсутствуют полномочия по оценке заключенных налогоплательщиком гражданско-правовых договоров с позиции их экономической целесообразности, эффективности или полученного результата, поскольку последний осуществляет предпринимательскую деятельность самостоятельно на свой риск и вправе единолично оценивать соответствие указанным критериям, исходя из поставленных целей, а налоговым органом в нарушение статьи 100 ХПК не представлено доказательств отражения Компанией А. в целях налогообложения операций не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, не представлено доказательств согласованности действий лиц с целью создания и осуществления схемы уклонения от уплаты налогов, налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в актах, расчетах не полны, недостоверны и (или) противоречивы, соответственно отсутствуют доказательства неподтвержденности понесенных заявителем затрат, следовательно, уменьшение налогооблагаемой базы заявителя на эту сумму затрат является правомерным.

Постановление суда апелляционной инстанции:

  • Судебное постановление суда первой инстанции обжаловалось в апелляционном порядке и оставлено без изменения, а апелляционная жалоба – без удовлетворения.

Постановление суда кассационной инстанции:

  • Судебные постановления судов первой и апелляционной инстанций в кассационном порядке не обжаловались.

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в google
Google+
Поделиться в linkedin
LinkedIn

Оспаривание решения таможенного органа о доначислении таможенных платежей в связи с представлением контракта, срок действия которого истек к моменту совершения таможенной процедуры

Оспаривание решения таможенного органа о доначислении таможенных платежей в связи с представлением контракта, срок действия которого истек к моменту совершения таможенной процедуры Март 2020 года

Подробнее

Признание недействительным решения налогового органа в части взыскания налога на прибыль за 2013 год и пеней

Признание недействительным решения налогового органа в части взыскания налога на прибыль за 2013 год и пеней Февраль 2020 года Предмет спора: В конце декабря 2018

Подробнее