Skip to content

Взыскание суммы ввиду несоответствия помещения целям деятельности

Август 2018 года

Предмет спора:

  • Компания Л обратилась в суд с иском к компании М о взыскании 4 805 белорусских рублей 68 копеек неосновательного обогащения.

Позиция Истца:

  • В своем заявлении истец указал, что между ним и ответчиком 14.02.2017 заключен договор аренды помещения № 425, в соответствии с пунктом 1.1 которого арендодатель сдает, а арендатор принимает в арендное пользование встроенное помещение в цокольном этаже жилого дома (офис № 1) общей площадью 304,7 кв.м, по адресу: город М, улица Б, дом 17 под площади непроизводственного назначения (медицинский центр).

    Размер арендной платы в месяц, в силу пункта 2.1 договора, составляет сумму, эквивалентную 1 523,5 евро по курсу Национального Банка Республики Беларусь на последний рабочий день отчетного месяца.

    В соответствии с приложением № 2 стороны договорились выполнить следующие работы по подготовке сдаваемых в аренду площадей: получение разрешения администрации Ц. района города М на проектно-изыскательские и строительно-монтажные работы по модернизации помещения, разработку архитектурного проекта медицинского центра, выполнение строительно-монтажных работ в помещении, монтаж и ввод оборудования медицинского назначения в эксплуатацию, ввод медицинского центра компании Л в эксплуатацию.

    Выполнение данных работ, в соответствии с приложением 2 возложено на арендатора.

    В соответствии с письмом администрации Л. района города М от 11.05.2017 истцу отказано в осуществлении административной процедуры, предусмотренной пунктом 3.30-3 единого перечня, ввиду непредставления оригинала технического паспорта на общественное здание (сооружение) по улице Б, 17 в городе М, и поскольку в едином государственном регистре недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним отсутствует информация о государственной регистрации земельного участка, на котором расположено капитальное строение.

    Истец обратился в адрес ответчика и указал, что при передаче помещения истцу не были переданы относящиеся к нему документы, на основании чего, предложил ответчику считать договор недействительным с 14.02.2017.

    Истец просил ответчика возвратить 4 805,68 белорусских рублей неосновательного обогащения, в связи с ничтожностью договора аренды как сделки не соответствующей требованиям законодательства: передачи помещения, непригодного для использования по назначению — медицинский центр.

    Истец ссылался на пункт 3 статьи 972, статей 582, 585, 971 Гражданского кодекса Республики Беларусь.

Позиция Ответчика:

  • Ответчик просит отказать в удовлетворении исковых требований, ссылаясь на то, что им исполнено обязательство по передаче истцу помещения в аренду.

Решение суда первой инстанции:

  • Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано. К таким выводам суд пришел, исходя из следующего.

    В силу части 1 статьи 577 Гражданского кодекса Республики Беларусь по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

    Согласно пункту 1 статьи 582 Гражданского кодекса Республики Беларусь арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем требованиям законодательства и условиям договора аренды, а также назначению такого имущества.

    Как следует из условий заключенного между сторонами договора аренды от 14.02.2017, ответчик передал истцу помещение под площади непроизводственного назначения (медицинский центр).

    При этом, из регистрационного удостоверения следует, что помещение представляет собой офис.

    В силу пункта 1 статьи 391 Гражданского кодекса Республики Беларусь граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

    Как следует из приложения № 2 к договору, подписанному обеими сторонами, при заключении договора, стороны, исходили из того, что в ходе аренды помещения арендатором будут выполнены работы, направленные на модернизацию арендуемого помещения.

    При этом, после получения 14.05.2017 отказа администрации Л. района города М. в осуществлении административной процедуры, между сторонами было подписано дополнительное соглашение к договору от 01.06.2017, согласно которому стороны согласовали иной, по сравнению с договором аренды, размер арендной платы — 100 рублей.

    Из предоставленной в материалы дела переписки сторон также не следует, что истец обращался к ответчику по вопросам передачи помещения с иным назначением, передачи сопроводительных документов, а также с требованиями о расторжении договора.

    В силу пункта 3 части 1 статьи 972 Гражданского кодекса Республики Беларусь, поскольку иное не установлено законодательством и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила, предусмотренные настоящей главой, подлежат применению также к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством.

    Суд пришел к выводу, что ответчиком исполнено обязательство по передаче истцу помещения в аренду, при этом, исходя из приложения № 2 к договору, следует, что при заключении договора стороны исходили из необходимости выполнения строительно-монтажных работ для использования помещения в соответствии с назначением — медицинский центр. 

    Также суд исходил из того, что истцом не представлено доказательств не предоставления ответчиком документов, отражающих назначение арендуемого помещения, так, выкопировка из технического паспорта является приложением № 1 к договору аренды. Доказательств, подтверждающих обращение истца к ответчику с требованием о предоставлении каких-либо документов в отношении арендуемого помещения истцом суду не представлено.

    Кроме того, суд также исходил и из того обстоятельства, что в силу положения статьи 21 Закона Республики Беларусь от 22.07.2002 № 133-3 «О государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним» сведения единого государственного регистра недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним являются открытыми, за исключением случаев, установленных Законом.

    Следовательно, сведения о назначении арендуемого помещения могли быть в установленном порядке получены истцом.

    На основании изложенного, суд пришел к выводу, что заявленные истцом требования являются незаконными и необоснованными, и удовлетворению не подлежат.

Постановление суда апелляционной инстанции:

  • Апелляционная инстанция экономического суда, исследовав материалы дела и доводы апелляционной жалобы Ответчика, пришла к выводу о том, что решение экономического суда надлежит оставить без изменения, а апелляционную жалобу Ответчика без удовлетворения по следующим основаниям:

    — право участника общества продать либо иным образом произвести отчуждений своей доли (части доли) в уставном фонде общества и соответствующий порядок отчуждения регламентированы нормами статей 97, 101 Закона о хозяйственных обществах, положения Устава Компании Б.

    — судом первой инстанции установлено, что на основании договора купли-продажи доли в уставном фонде Компании Б. к гражданину А. перешли права и обязанности участника, реализовавшего часть своей доли в уставном фонде Компании Б., возникшие до отчуждения указанной доли, с момента уведомления;

    — с учетом положений пункта 22 Положения о государственной регистрации субъектов хозяйствования, пункта 33 постановления Пленума ВХС от 31.10.2011 года №20 и установленных обстоятельств, апелляционная инстанция признает правильным вывод суда первой инстанции, что изменения в Устав Компании Б. и последующее представление его для государственной регистрации в связи с изменением состава участников в установленный срок произведены Компанией Б. не были, в связи с чем требования Истца удовлетворены обосновано;

    — в отношении довода Ответчика о нарушении его права преимущественной покупки доли участника в уставном фонде Компании Б. судом первой инстанции со ссылкой на часть 7 статьи 98 Закона о хозяйственных обществах правильном указано об ином порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя, иных последствиях нарушения права преимущественной покупки доли в уставном фонде общества.

    — договор купли-продажи доли в уставном фонде Компании Б. был заключен в нарушение положений статьей 92 ГК, статей 98, 99 Закона о хозяйственных обществах, регламентирующих вопросы реализации преимущественного права покупки доли участника, поскольку гражданин В. не направлял в адрес Компания Г. (участник Компании Б.) и Компании Б. извещения о намерении продать долю. Компания Б. не давала согласия гражданину В. на отчуждение доли, решение об отказе от преимущественно права покупки доли Компанией Б. не принималось, Компания Г. (участник Компании Б.) не проводила внеочередное общее собрание участников о преимущественном праве покупки доли гражданина В., решение об отказе от преимущественного права покупки доли не принималось;

    — договор купли-продажи доли в уставном фонде Компании Б. является недействительным с момента его заключения как противоречащий законодательству и уставу.

Facebook
Google+
LinkedIn

Оспаривание решения таможенного органа о доначислении таможенных платежей в связи с представлением контракта, срок действия которого истек к моменту совершения таможенной процедуры

Оспаривание решения таможенного органа о доначислении таможенных платежей в связи с представлением контракта, срок действия которого истек к моменту совершения таможенной процедуры Март 2020 года

Подробнее

Признание недействительным решения налогового органа в части взыскания налога на прибыль за 2013 год и пеней

Признание недействительным решения налогового органа в части взыскания налога на прибыль за 2013 год и пеней Февраль 2020 года Предмет спора: В конце декабря 2018

Подробнее