Skip to content

Противоречие решения иностранного суда публичному порядку как основание для отмены постановления о возбуждении исполнительного производства

Апрель2019 года

Предмет спора:

  • Компания А. и заместитель прокурора Б. обратились с жалобой и протестом на постановление судебного исполнителя В. о возбуждении исполнительного производства о взыскании задолженности с Компании А. (должник) в пользу Компании Г. (взыскатель), обосновывая свои требования тем фактом, что исполнение решения иностранного суда, на основании которого выдан исполнительный документ, в том числе противоречит публичному порядку Республики Беларусь.

Позиция заявителя и прокуратуры:

  • В обоснование поданной жалобы заявитель указал следующие доводы:

    — решением экономического суда по иному делу, в котором участвовали и Компания А., и Компания Г., установлен факт ничтожности сделки между взыскателем и должником на основании ст. 170 Гражданского кодекса Республики Беларусь, как запрещенной законодательством. Данное решение отражает установленный правоохранительными органами факт лжепредпринимательского характера деятельности Компании Г., направленности ее деятельности в ущерб интересам Республики Беларусь;

    — в настоящий момент на принудительном исполнении находится исполнительный документ, выданный по ничтожной сделке, противоречащей интересам государства.

    В обоснование поданного протеста заместитель прокурора Б. указал следующие доводы:

    — в соответствии со статьей 358 ХПК, действовавшей на дату возбуждения исполнительного производства судебный исполнитель отказывает в возбуждении исполнительного производства в иных случаях, предусмотренных законодательными актами;

    — актом внеплановой проверки УДФР КГК Республики Беларусь, а также материалами уголовного дела, возбужденного органом дознания КГК Республики Беларусь в отношении руководителя Компании А. и иных лиц, следует, что Компания А. заключила с Компанией Г. договор поставки без намерения фактического его исполнения;

    — договор поставки был совершен с целью списания числящейся за Компанией А. продукции, которая была реализована за наличные денежные средства третьим лицам (товар в адрес Компании Г. не поставлялся), а также уклонения Компании А. от обязанности по уплате налогов в бюджет Республики Беларусь;

    — первичные бухгалтерские документы, опосредовавшие исполнение договора поставки, УДФР КГК Республики Беларусь признаны не имеющими юридической силы, поскольку опровергают факт совершения хозяйственных операций между Компанией А. и Компанией Г. в части отражения в бухгалтерском учете Компании А. реализации продукции в адрес Компании Г.;

    — решением экономического суда Гродненской области по иному делу установлен факт ничтожности договора поставки, заключенного между Компанией А. и Компанией Г. по основанию, установленному ст. 170 Гражданского кодекса Республики Беларусь, как сделки, запрещенной законодательством, направленной в ущерб интересам Республики Беларусь;

    — Компания А. не является должником Компанией Г., при этом с Компании А. необоснованно взыскиваются денежные средства в пользу Компании Г. по несуществующим договорным обязательствам;

    — исполнение решения Арбитражного суда города Москвы противоречит публичному порядку (основам правопорядка) Республики Беларусь.

Позиция заинтересованных лиц:

  • Судебный исполнитель В. в отзыве на жалобу и протест прокурора не согласился с доводами жалобы и протеста на основании следующего:

    — нарушения законодательства об исполнительном производстве им при возбуждении исполнительного производства допущено не было, законодательными актами не предусмотрено такого основания для отказа в возбуждении исполнительного производства, как «признание взыскателя лжепредпринимательской структурой».

    Компания Г. в отзыве на жалобу заявителя и протест заместителя прокурора Б. указала на необоснованность требований заявителя и заместителя прокурора на основании следующего:

    — в соответствии со статьей 358 ХПК судебный исполнитель отказывает в возбуждении исполнительного производства в иных случаях, предусмотренных законодательными актами. Ссылки на законодательный акт, содержащий основание для отказа в возбуждении исполнительного производства заместителем прокурора Б. приведено не было;

    — в компетенцию судебного исполнителя не входила оценка фактов, указанных в протесте прокурора;

    — поскольку взыскателем соблюдены требования к сроку для предъявления исполнительного документа к исполнению, отсутствовали основания для отказа в возбуждении исполнительного производства или возвращения исполнительного документа без возбуждения исполнительного производства, постановление судебного исполнителя В. вынесено в соответствии с законом, в пределах полномочий, права и законные интересы сторон исполнительного производства, иных лиц не был нарушены при исполнении требований, содержащихся в исполнительном документе.

Решение суда первой инстанции:

  • Экономический суд, рассмотрев жалобу Компании А. и протест заместителя прокурора, пришел к выводу о законности и обоснованности заявленных требований на основании следующего:

    — по общему правилу, решения иностранных судов признаются и приводятся в исполнение судами, рассматривающими экономические дела, в Республике Беларусь, если признание и приведение в исполнение таких решений предусмотрено законодательством или международным договором Республики Беларусь либо на основе взаимности (ч. 1 ст. 245 ХПК).  Суд, рассматривающий экономические дела, устанавливает наличие или отсутствие оснований для признания и приведения в исполнение решения иностранного суда. Основания для отказа в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда установлены в ст. 248 ХПК, одним из которых выступает следующее: исполнение решения иностранного суда противоречило бы публичному порядку Республики Беларусь;

    — решением экономического суда по иному делу между этими же лицами, вступившим в законную силу, было установлено, что Компанией А. в рамках исполнения договора поставки были приняты к бухгалтерскому и налоговому учету ТТН, не отражающие реальную суть финансово-хозяйственных взаимоотношений с Компанией Г. Первичные бухгалтерские документы, опосредовавшие исполнение договора поставки, УДФР КГК Республики Беларусь признаны не имеющими юридической силы. Совокупностью доказательств по названному делу подтверждается, что Компания Г. является лжепредпринимательской структурой. Деятельность Компании Г. расценена как направленная в ущерб интересам Республики Беларусь, что запрещено законодательством, в связи с чем экономическим судом на основании ч. 1 ст. 170 ГК был установлен факт ничтожности указанного договора поставки. При таких обстоятельствах решение Арбитражного суда города Москвы противоречит публичному порядку (основам правопорядка) Республики Беларусь и не может подлежать принудительному исполнению на территории Республики Беларусь;

    — действие Соглашение между Республикой Беларусь и Российской Федерацией не исключает возможности признания судом, рассматривающим экономические дела, решения иностранного суда – арбитражного суда Российской Федерации противоречащим публичному порядку Республики Беларусь, что выступает основанием для невозможности принудительного исполнения на территории Республики Беларусь выданного в результате решения иностранного суда в законную силу исполнительного документа.

Постановление суда апелляционной инстанции:

  • Апелляционная инстанция экономического суда, исследовав материалы дела и доводы апелляционной жалобы Ответчика, пришла к выводу о том, что решение экономического суда надлежит оставить без изменения, а апелляционную жалобу Ответчика без удовлетворения по следующим основаниям:

    — право участника общества продать либо иным образом произвести отчуждений своей доли (части доли) в уставном фонде общества и соответствующий порядок отчуждения регламентированы нормами статей 97, 101 Закона о хозяйственных обществах, положения Устава Компании Б.

    — судом первой инстанции установлено, что на основании договора купли-продажи доли в уставном фонде Компании Б. к гражданину А. перешли права и обязанности участника, реализовавшего часть своей доли в уставном фонде Компании Б., возникшие до отчуждения указанной доли, с момента уведомления;

    — с учетом положений пункта 22 Положения о государственной регистрации субъектов хозяйствования, пункта 33 постановления Пленума ВХС от 31.10.2011 года №20 и установленных обстоятельств, апелляционная инстанция признает правильным вывод суда первой инстанции, что изменения в Устав Компании Б. и последующее представление его для государственной регистрации в связи с изменением состава участников в установленный срок произведены Компанией Б. не были, в связи с чем требования Истца удовлетворены обосновано;

    — в отношении довода Ответчика о нарушении его права преимущественной покупки доли участника в уставном фонде Компании Б. судом первой инстанции со ссылкой на часть 7 статьи 98 Закона о хозяйственных обществах правильном указано об ином порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя, иных последствиях нарушения права преимущественной покупки доли в уставном фонде общества.

    — договор купли-продажи доли в уставном фонде Компании Б. был заключен в нарушение положений статьей 92 ГК, статей 98, 99 Закона о хозяйственных обществах, регламентирующих вопросы реализации преимущественного права покупки доли участника, поскольку гражданин В. не направлял в адрес Компания Г. (участник Компании Б.) и Компании Б. извещения о намерении продать долю. Компания Б. не давала согласия гражданину В. на отчуждение доли, решение об отказе от преимущественно права покупки доли Компанией Б. не принималось, Компания Г. (участник Компании Б.) не проводила внеочередное общее собрание участников о преимущественном праве покупки доли гражданина В., решение об отказе от преимущественного права покупки доли не принималось;

    — договор купли-продажи доли в уставном фонде Компании Б. является недействительным с момента его заключения как противоречащий законодательству и уставу.

Позиция апеллянта:

  • Заинтересованное лицо, Компания Г. обратилась, в апелляционную инстанцию экономического суда с жалобой на судебное постановление, указывая следующие доводы:

    — в порядке производства по делам по жалобам (протестам) на постановления, действия (бездействие) судебного исполнителя, руководителя органа принудительного исполнения суд лишь устанавливает наличие факта вынесения судебным исполнителем постановления, совершения им действия (бездействия) в нарушении закона, наличие факта выхода судебного исполнителя за рамки предоставленных им полномочий, а также наличие факта нарушения прав и законных интересов сторон исполнительного производства при исполнении требований, содержащихся в исполнительном документе. Вместе с тем суд первой инстанции вышел за рамки полномочий, предоставленных суду в производстве по делам по жалобам (протестам) на постановления, действия (бездействия) судебного исполнителя;

    — поскольку Соглашение между Республикой Беларусь и Российской Федерации о порядке взаимного исполнения судебных актов хозяйственных судов Республики Беларусь и арбитражных судов Российской Федерации не содержит перечень оснований для отказа в признании и приведении в исполнение судебного постановления, с учетом того обстоятельства, что указанное Соглашение основано на Соглашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 года (далее – Киевское соглашение) в рамках указанного дела подлежат применению положения Киевского соглашения в силу приоритета норм международного договора над нормами национального законодательства и специального характера указанного международного договора;

    — статья 9 Киевского соглашения содержит исчерпывающий перечень оснований отказа в признании и приведении в исполнение судебного решения. Аналогичные разъяснения по толкованию статьи 9 Киевского соглашения содержатся в заключении Экономического Суда Содружества Независимых Государств от 20 июня 2011 года №01-1/3-10 «О толковании статьи 9 соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, от 20 марта 1992 года», в соответствии с которым в приведении в исполнение судебного решения государства — участника Соглашения от 20 марта 1992 года не может быть отказано по иным основаниям, в том числе по мотиву противоречия публичному порядку государства, в котором испрашивается приведение в исполнение, так как такое основание отсутствует.

Позиция апеллянта:

  • Апелляционная инстанция экономического суда, рассмотрев доводы апелляционной жалобы Компании Г. и материалы дела, пришла к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения на основании следующего:

    — судом первой инстанции правильно установлено, что рамках иного дела по спору между теми же лицами установлен факт ничтожности сделки между Компанией А. и Компанией Г. Совокупностью собранных доказательств было подтверждено, что Компания Г. является по сути лжепредпринимательской структурой. В рамках заключенного договора поставки не сложились реальные финансово-хозяйственные и гражданско-правовые взаимоотношения. При таких обстоятельствах Компания А. не может являться должником Компании Г., деятельность Компании Г. расценена как направленная в ущерб интересам Республики Беларусь;

    -довод апеллянта о том, что принимая обжалуемое решение, суд первой инстанции вышел за рамки рассматриваемых требований и неправомерно дал оценку решению Арбитражного суда города Москвы на предмет соответствия его публичному порядку Республики Беларусь не может быть принято во внимание ввиду следующего. В соответствии с частью 2 статьи 190 ХПК решение суда, рассматривающего экономические дела, должно быть законным и обоснованным. Законность и обоснованность решения означает, что оно должно соответствовать нормам материального и процессуального законодательства, в полном объеме материалам дела, а также обстоятельствам, с достоверностью установленным экономическим судом. Однако при установлении подлежащих применению норм права в рамках конкретного дела, экономический суд не связан доводами лиц, участвующих в деле, и вправе применить акты законодательства, на которые лица, участвующие в деле, не ссылались, так как правильная правовая квалификация отношений сторон является одним из условий вынесения законного и обоснованного решения;

    — апелляционная инстанция соглашается с выводом суда первой инстанции, что действие Соглашения между Республикой Беларусь и Российской Федерацией не исключает возможности признания судом, рассматривающим экономические дела, решения иностранного суда – арбитражного суда Российской Федерации противоречащим публичному порядку Республики Беларусь, что выступает основанием для невозможности принудительного исполнения на территории Республики Беларусь выданного в результате вступления решения иностранного суда в законную силу исполнительного документа. Указанный вывод суда первой инстанции с учетом фактических обстоятельств настоящего дела переоценки не требует.

Постановление суда кассационной инстанции

  • Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь оставила решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции без изменения, а кассационную жалобу Компании Г. – без удовлетворения.

Facebook
Google+
LinkedIn

Оспаривание решения таможенного органа о доначислении таможенных платежей в связи с представлением контракта, срок действия которого истек к моменту совершения таможенной процедуры

Оспаривание решения таможенного органа о доначислении таможенных платежей в связи с представлением контракта, срок действия которого истек к моменту совершения таможенной процедуры Март 2020 года

Подробнее

Признание недействительным решения налогового органа в части взыскания налога на прибыль за 2013 год и пеней

Признание недействительным решения налогового органа в части взыскания налога на прибыль за 2013 год и пеней Февраль 2020 года Предмет спора: В конце декабря 2018

Подробнее