Skip to content

Признание договора купли-продажи недействительным как имеющий характер дарения (ст. 110 Закона о банкротстве)

Сентябрь 2019 года

Предмет спора:

  • Управляющий по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) Компании А. обратился в экономический суд с исковым заявлением к гражданину Б. о признании договора купли-продажи недействительным на основании части 1 и части 3 статьи 110 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» как сделки совершенной в течение года до начала производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) Компании А. в отношении одаряемого, являющегося заинтересованным лицом, не в пользу Компании А. по цене существенно заниженной относительно цены, обычно взимаемой за аналогичные товары.

Позиция Истца:

  • Истец в исковом заявлении и дополнениях к нему указал следующее:

    — в отношении Компании А. было открыто конкурсное производство. По сведениям полученным управляющим из ГАИ в 2018 году за 8 месяцев до открытия конкурсного производства в отношении Компании А. между Компанией А. и гражданином Б. был заключен договор купли-продажи транспортного средства. В соответствии с условиями договора цена транспортного средства составила 4 000,00 белорусских рублей, которые были перечислены гражданином Б. на расчетный счет Компании А.

    — стоимость аналогичного транспортного средства по данным интернет ресурсов составляла 25 000,00 белорусских рублей; согласно отчету по основным средствам Компании А. – стоимость транспортного средства составляла 26 746,75 белорусских рублей;

    — на момент заключения договора купли-продажи Компания А. имела задолженность перед Компанией Б. в соответствии с определением о судебном приказе экономического суда в размере 17 250,00 белорусских рублей;

    — на момент совершения сделки размер активов Компании А. составлял 70 513,49 белорусских рублей, размер обязательств – 105 523,83 белорусских рублей;

    — управляющим получен ответ из ГАИ о том, что в период с 2017 по 2019 год фактов ДТП с транспортным средством не установлено, по данным АИС «Белтехосмотр» на транспортное средство выдано разрешение на допуск к участию в дорожном движении;

    — согласно сведениям ГАИ основанием для снятия ТС Компании А. с учета являлся только договор купли-продажи, иных документов в ГАИ не представлялось. Представленное Ответчиком дополнительное соглашение к договору купли-продажи нельзя учитывать как доказательство исполнения обязательств по уплате гражданином Б. за Компанию А. суммы основного долга по кредитному договору Кредитодателю Компании А. в размере 8 582,26 долларов США на день платежа. Операции (проводки) по дополнительному соглашению к договору купли-продажи в бухучете организации не проводились;

    — приходный валютный ордер, представленный Ответчиком, не является подтверждением того, что денежные средства от продажи валюты были перечислены на погашение задолженности по кредитному договору, так как в платежных документах отсутствует обязательное назначение платежа – погашение основного долга по кредитному договору. Операции по погашению оставшейся суммы долга перед банком не отражены в бухучете Компании А.

Позиция Ответчика:

  • Ответчик просил экономический суд отказать в удовлетворении исковых требований в полном объеме и обосновал свои возражения следующими обстоятельствами:

    — сведения, содержащиеся на интернет ресурсах, на которые ссылается Истец, не являются достаточным и допустимым доказательством, поскольку информация, указанная на таких ресурсах, может свидетельствовать, в частности, о предложении начальной цены автомобиля, выставленного на продажу, но не о сведениях о реально совершенных сделках по купле-продаже автомобиля такой марки. При этом такая информация доподлинно не отражает реальное техническое состояние автомобиля, выставленного на продажу;

    — согласно данным интернет сайта abw.by стоимость аналогичных транспортных средств на дату совершения сделки составляла от 8 500,00 до 11 350,00 долларов США, т.е. средняя цена составляла 19 881,60 белорусских рублей. Остаточная стоимость основных средств используется лишь в целях бухгалтерского учета и не отражает действительную (рыночную) стоимость автомобиля;

    — в соответствии с пунктом 9 постановления Президиума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 28.04.2010 года №14 «О некоторых вопросах признания недействительными сделок должника в деле об экономической несостоятельности (банкротстве)» при рассмотрении иска о признании сделки должника недействительной по указанному основанию хозяйственный суд устанавливает факт неравноценности встречного исполнения обязательства, под которым следует понимать любую передачу имущества или иное исполнение обязательств, когда рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно выше (ниже) стоимости полученного встречного исполнения, определенной с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения. Между Компанией А. и гражданином Б. было заключено дополнительное соглашение к договору купли-продажи, в соответствии с которым гражданин Б. обязался уплатить за Компанию. А сумму основного долга по кредитному договору Кредитодателю Компании А. в размере 8 582,26 долларов США. В этой связи Компанией А. было исполнено обязательство по передаче транспортного средства гражданину Б., а гражданином Б. было исполнено обязательство по оплате стоимости автомобиля и погашении суммы основного долга перед Кредитодателем Компании А. Таким образом, размер встречных обязательств является эквивалентным;

    — после приобретения транспортного средства гражданином Б. был осуществлен ремонт автомобиля, стоимость которого составила около 7 000,00 белорусских рублей.

Решение суда первой инстанции:

  • Экономический суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме на основании следующего:

    — судом установлено, что между Компанией А. и гражданином Б. был заключен договор купли-продажи транспортного средства, стоимостью 4 000,00 белорусских рублей. Между сторонами также было подписано дополнительное соглашение, в соответствии с которым на гражданина Б. была возложена обязанность уплатить за Компанию А. сумму основного долга Кредитодателю Компании А. в размере 8 582,26 долларов США;

    — между гражданином С. и Компанией А. в 2017 году был заключен договор купли-продажи автомобиля, стоимость которого составила 30 000,00 белорусских рублей;

    — между Компанией А. и банком был заключен кредитный договор, в соответствии с которым кредитодатель предоставляет кредитополучателю кредит, а кредитополучатель обязуется возвратить кредит и уплатить проценты за пользованием кредитом. Кредитным договором предусмотрено, что обязательства кредитодателя являются встречными и возникают после предоставления кредитодателем обеспечения в виде: залога имущественных прав по договору, заключенному между гражданином С. и Компанией А., стоимостью 11 192,00 долларов США, залог товара в обороте на сумму 2 700,00 долларов США, поручительство гражданина Б. в размере 15 820,00 долларов США;

    — письмом банк дал разрешение Компании А. на заключение договора купли-продажи с гражданином Б. с сохранением права залога на автомобиль. Обязательства Компании А. погашались гражданином Б. в соответствии с договором поручительства;

    — согласно письменным пояснениям представителя Истца и оборотно-сальдовым ведомостям на дату совершения сделки размер активов Компании А. составлял 171 059,62 белорусских рублей, размер обязательств – 205 870,29 белорусских рублей. Согласно реестру требований кредиторов в реестр включены требования 4 кредиторов в размере 140 148,01 белорусских рублей;

    — согласно сведениям, содержащимся на интернет-сайте www.abw.by, средняя стоимость транспортных средств, аналогичных проданному автомобилю, на апрель 2018 года составляла от 10 170,00 до 11 350,00 долларов США.

    Таким образом, судом достоверно установлено, что договор купли-продажи и дополнительное соглашению к нему заключено в течение одного года до возбуждения производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) Компании А.; гражданин Б. являлся заинтересованным лицом в отношении Компании А. (являлся руководителем Компании А.); договор купли-продажи является сделкой, которая в силу статьи 110 Закона о банкротстве может быть признана недействительной; на момент совершения сделки Компания А. не располагала активам, достаточными для погашения кредиторской задолженности.

    Вместе с тем суд пришел к выводу о том, что Истцом не представлено достаточных и достоверных обязательств, подтверждающих наличие неравенства обязательств сторон, поскольку договором купли-продажи предусмотрено не только перечисление гражданином Б. денежных средств в размере 4 000,00 белорусских рублей, но и обязанность по погашению суммы основного долга по кредитному договору в размере 8 582,26 долларов США, которую гражданин Б. надлежащим образом исполнил.

    При указанных обстоятельствах, из условий Договора не следует, что он совершен не в пользу должника, так как размер уплаченных гражданином Б. денежных средств эквивалентно 10 579,80 долларов США. Данное обстоятельство не свидетельствует о существенном занижении при реализации автомобиля цены, обычно взимаемой за аналогичные товары, так как согласно сведениям, содержащимся на сайте www.awb.by, средняя стоимость транспортных средств, аналогичных проданному по договору купли продажи, в апреле 2018 года составляла от 10 170,00 до 11 350,00 долларов США.

    Суд не принял во внимание доводы Истца, поскольку документы, представленные управляющим не свидетельствуют о незаключенности, времени и обстоятельствах заключения дополнительного соглашения, отсутствии у сторон договора обязательств, предусмотренных дополнительным соглашением. Также управляющим не приведено ни правовых, ни фактических обоснований довода о том, что дополнительное соглашение не является надлежащим доказательством по настоящему делу, а также не представлено доказательств недействительности (ничтожности) указанного соглашения.

Постановление суда апелляционной инстанции:

  • Решение суда первой инстанции в апелляционном порядке не обжаловалось.

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в google
Google+
Поделиться в linkedin
LinkedIn

Возможность идентификации товара в таможенной процедуре реэкспорта

Возможность идентификации товара в таможенной процедуре реэкспорта Февраль 2020 года Предмет спора: Компания А. обратилась в экономический суд с заявлением о признании незаконными действия таможенного

Подробнее

Признание недействительными актов зачета совершенных в течение 1 года до банкротства, как причиняющих вред интересам кредиторов

Признание недействительными актов зачета совершенных в течение 1 года до банкротства, как причиняющих вред интересам кредиторов Январь 2020 года Предмет спора: Компания А. в лице

Подробнее

Субподрядчик обязан оформить и направить генподрядчику акты сдачи-приемки выполненных работ, а также уведомить об обстоятельствах, которые создают невозможность завершения работ в срок.

Субподрядчик обязан оформить и направить генподрядчику акты сдачи-приемки выполненных работ, а также уведомить об обстоятельствах, которые создают невозможность завершения работ в срок Январь 2020 года

Подробнее