Skip to content

Оспаривание решения таможенного органа о доначислении таможенных платежей в связи с представлением контракта, срок действия которого истек к моменту совершения таможенной процедуры

Март 2020 года

Предмет спора:

  • На протяжении мая – декабря 2017 года в соответствии с заключенным контрактом от 15.05.2017 ИП А. ввозил на территорию Республики Беларусь товар, таможенная стоимость которого определялась на основании метода 1 (по стоимости сделки). В апреле 2019 года таможенным органом была проведена камеральная проверка по вопросу достоверности заявленных сведений о таможенной стоимости ввезенных товаров, помещенных под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления и, как следствие, соблюдения таможенного законодательства в части полноты уплаты таможенных платежей.

    По результатам камеральной проверки таможенным органом был составлен акт, в соответствии с которым на ИП А. была возложена обязанность по уплате таможенных платежей в размере 40 000,00 белорусских рублей. После рассмотрения возражений на акт камеральной проверки таможенным органом было вынесено решение по акту камеральной проверки.

    Не согласившись с указанным решением таможенного органа, ИП А. обратился с заявлением в экономический суд о признании недействительным решения таможенного органа.

Позиция таможенного органа при вынесении решения по акту проверки:

  • В ходе проведения камеральной проверки таможенный орган получил письма из таможенных органов Литовской Республики, а также письма администратора по банкротству Компании N. (Литовская Республика, поставщик в рамках контракта). Указанные письма содержат сведения о том, что:

    — в отношении Компании N. в Литовской Республике начато дело банкротстве и с 26.09.2017 вступило в законную силу постановление Вильнюсского окружного суда;

    — контракт от 15.05.2017 действовал до 26.09.2017, поскольку после начала процедуры банкротства Компании N. срок действия всех контрактов истек;

    — с 12.12.2016 все сотрудники Компании N. были уволены, контракт от 15.05.2017 был подписан лицом (директором Компании N. гражданином S.), который никогда не работал в компании N., в связи с чем контракт от 15.05.2017 не имеет юридической силы и недействителен с даты подписания.

    По мнению таможенного органа, указанные обстоятельства свидетельствовали о невозможности определения таможенной стоимости товара на основании метода 1, поскольку декларантом были заявлены недостоверные сведения о таможенной стоимости ввезенных товаров.

Позиция заявителя:

  • В обоснование заявления ИП А. указал следующее:

    — в силу статьей 100 и 229 ХПК на таможенный орган возлагается бремя доказывания недостоверности заявленных декларантом сведений;

    — сведения о том, что контракт от 15.05.2017 подписан гражданином S., который никогда не был сотрудником Компании N. не соответствуют действительности и опровергаются выпиской Центра государственного регистра предприятий Литовской Республики. Из указанной выписки следует, что гражданин S. был назначен (избран) директором Компании N. 08.12.2016 и действовал в данной должности с 13.12.2016 по 04.10.2017. Таким образом, сведения администратора банкротства о том, что контракт от 15.05.2017 был подписан неуполномоченным лицом, являются недостоверными. При этом оценку действительности контракта от 15.05.2017 может давать лишь судебный орган, а не администратор по банкротству;

    — не основан на нормах законодательства Литовской Республики вывод таможенного органа о том, что контракт от 15.05.2017 действовал до 26.09.2017 ввиду начала процедуры банкротства. В соответствии с подп. 4 пункта 7 статьи 10 Закона Литовской Республики от 20.03.2001 IX-216 «О банкротстве компаний» после того, как распоряжение о банкротстве стало окончательным, если в течение 30 дней с даты вступления в силу приказа о банкротстве администратор уведомил заинтересованных лиц о том, что они не будут исполнять договоры, срок действия которых еще не истек, эти договоры (включая договоры аренды, займа), за исключением договоров о найме и банкротстве, претензии предприятия считаются истекшими. Таким образом, исходя из законодательства Литовской Республики, с момента вступления в законную силу судебного постановления об открытии в отношении предприятия процедуры банкротства срок действия договоров автоматически не истекает, а оканчивается лишь в случае получения контрагентом уведомления администратора по банкротству о неисполнении договора либо в случае истечения срока действия договора. Такое уведомление ИП А. получено не было, доказательств обратного таможенный орган не представил.

    — не основан на нормах действующего законодательства вывод таможенного органа о том, что задекларированная ИП А. стоимость нельзя признать ценой сделки, поскольку ценой сделки является не сам письменный документ, поименованный как «контракт» или «договор», а общая сумма платежей за товар. Инвойсы в рамках контракта от 15.05.2017 оплачены в полном объеме, что свидетельствует о возможности таможенного органа определить сумму платежей за товар;

    — таможенный орган не опроверг презумпцию добросовестности ИП А., поэтому к нему не могут быть применены меры в виде доначисления таможенных платежей, за действия (бездействие) третьих лиц.

Позиция таможенного органа в судебном заседании:

  • В судебном заседании представитель таможенного органа поддержал выводы, изложенные в акте камеральной проверки и решении по акту камеральной проверки, и дополнительно указал следующее:

    — поскольку Компания N. не могла вести коммерческую деятельность, сведения, относящиеся к определению таможенной стоимости товаров, содержащиеся в предоставленных декларантом документах (в том числе в счет-фактурах, CMR), не могут быть приняты таможенным органом;

    — ИП А. не представлены таможенному органу прайс-листы, коммерческие предложения, оферты продавцов, ввозимых, идентичных, однородных товаров, а также товаров того же класса и вида, отгрузочные листы, бухгалтерские документы и иные документы, сведения о которых влияют на таможенную стоимость ввозимого товара;

    — сведения, представленные ИП А. о транспортных расходах, не соответствуют действительности и опровергаются имеющими в деле материалами. Кроме того, документы, представленные ИП А., имеют существенные противоречия в части цены единицы товара, что не позволяет определить достоверность заявленной таможенной стоимости.

Решение суда первой инстанции:

  • Экономический суд пришел к выводу об удовлетворении заявленных требований на основании следующего:

    — в соответствии с пунктом 3 статьи 64 и пунктом 3 статьи 65 ТК ТС таможенная стоимость товаров определяется декларантом либо таможенным представителем, действующим от имени и по поручению декларанта, а в случаях, установленных настоящим Кодексом, – таможенным органом; заявляемая таможенная стоимость товаров и представляемые сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации;

    — как следует из текста оспариваемого решения, положенные в его основу сведения получены от таможенных органов Литовской Республики и администратора по банкротству Компании N. Из имеющихся в материалах дела документов следует, что непосредственно от таможенных органов Литовской Республики таможенным органом Республики Беларусь получена информация только о том, что в отношении Компании N. начато дело о банкротстве. Все иные сведения предоставлены таможенными органами Литовской Республики со ссылкой на администратора банкротства как источник информации либо получены непосредственно от администратора банкротства$

    — из положений Закона Литовской Республики от 20.03.2001 №IX-216 «О банкротстве предприятий», текст которого на русском языке получен на сайте Сейма Литовской Республики, следует, что возбуждение дела о банкротстве не влечет автоматическое прекращение хозяйственно-коммерческой деятельности находящегося на грани банкротства предприятия и прекращения действия ранее заключенных договоров. С учетом этого неподтвержденными являются сведения администратора банкротства Компании N. об истечении срока действия контракта от 15.05.2017 с даты вступления в силу 26.09.2017 определения Вильнюсского окружного суда, поскольку таможенным органом не представлены суду доказательства такого уведомления администратором банкротства, а также не представлены доказательства признания уполномоченным судебным органом (арбитражем) контракта от 15.05.2017 недействительным;

    — предоставленные администратором банкротства Компании N. сведения о том, что контракт от 15.05.2017 подписан лицом, которое никогда не работало в названной организации, опровергаются данными реестра юридических лиц Литовской Республики и являются недостоверными, с учетом того, что в силу пункта 19 части 3 статьи 11 Закона Литвы о банкротстве администратор имеет право получать в установленном порядке данные о бывших и нынешних работниках предприятия;

    — таможенным органом не доказано, что контракт от 15.05.2017 со стороны Компании N. подписан неуполномоченным лицом, а также то, что заявителю было известно о возбуждении в период действия контракта дела о банкротстве Компании N. и переходе функций управления предприятием к администратору банкротства, т.е. что при исполнении сделок, на основании которых ввозились товары, заявитель действовал недобросовестно.

    Экономический суд признан несостоятельными доводы таможенного органа о том, что в представленных заявителем в ходе проверки документах и пояснениях, имеются противоречивые сведения, не позволяющие определить достоверность заявленной таможенной стоимости товара, поскольку эти доводы в основу оспариваемого решения не положены, а приведены заинтересованным лицом после возбуждения производства по настоящему делу.

Постановление судов апелляционной и кассационной инстанций:

  • Судебное постановление суда первой инстанции не обжаловалось в апелляционном и кассационном порядке.

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в google
Google+
Поделиться в linkedin
LinkedIn

Оспаривание решения таможенного органа о доначислении таможенных платежей в связи с представлением контракта, срок действия которого истек к моменту совершения таможенной процедуры

Оспаривание решения таможенного органа о доначислении таможенных платежей в связи с представлением контракта, срок действия которого истек к моменту совершения таможенной процедуры Март 2020 года

Подробнее

Признание недействительным решения налогового органа в части взыскания налога на прибыль за 2013 год и пеней

Признание недействительным решения налогового органа в части взыскания налога на прибыль за 2013 год и пеней Февраль 2020 года Предмет спора: В конце декабря 2018

Подробнее