Истец обратился в суд с иском о взыскании неосновательного сбережения арендодателем денежных средств, полученных от арендатора по договору аренды от 09.01.2014 и невозвращениих истцу после расторжения договора аренды в размере 3 300 евро — страхового залога, что составляет 66 000 000 рублей.
Согласно обстоятельствам дела следует, что стороны заключили договор аренды офисного помещения на 5 лет, определив ежемесячную сумму арендной платы в размере 3 450 евро. При этом при заключении договора стороны так же предусмотрели, что арендатор до начала аренды оплачивает страховой залог в размере 6 900 евро по курсу Национального Банка Республики Беларусь на момент оплаты, что и было произведено в сумме 89 000 000 рублей по курсу на 2014г.. Данный залог должен быть покрывать различный ущерб, неустойку в интересах арендодателя.
В случае отсутствия ущерба, неустойки, стороны следующий пункт в договоре «при окончании действия договора, страховой залог в сумме 6 900 евро учитывается сторонами в счет арендных платежей за последние два месяца аренды (при условии, что арендатором не был причинен ущерб, убыток и/или повреждения помешения (за исключением нормального износа), а также имуществу, оборудованию, принятому арендатором вместе с помещениями).
В течение 2 лет арендных отношений, стороны дополнительными соглашениями снижали стоимость ежемесячной аренды, которая к концу взаимоотношений стала составлять 1 800 евро в месяц.
В последующем в январе 2016г. стороны пришли к соглашению о расторжении договора с 29.02.2016г., при этом арендатор не оплачивал арендную плату за январь и февраль 2016г., указав в письме арендодателю, что так как месячная стоимость аренды составляет 1 800 евро (3 600 евро за два месяца), то соответственно данная сумма должна быть учтена арендодателем из суммы страхового залога, а остаток залога в размере 3 300 евро должен быть возвращен по курсу, на момент возврата, что составляет 66 000 000 рублей.
Арендодатель не согласился с тем, что после расторжения договора аренды, у него существует обязательство по возврату именно иностранной валюты, сославшись на то, что неосновательное обогащение может быть только в белорусских рублях, в связи с чем готов был вернуть только 6 000 000 рублей, разницу между полученными 2 года назад 89 000 000 рублей и 3 600 евро по курсу 2016 года (стоимостью 2-месячной аренды).

Таким образом, между сторонами возник спор относительно того, может ли иметь место неосновательное обогащение в иностранной валюте (возврат неисполненного обязательства), при расторгнутом договоре, который предполагал исполнение в эквиваленте к иностранной валюте.

Исковые требования о взыскании неосновательного обогащения были удовлетворены в полном объеме в размере, эквивалентном 3 300 евро по курсу на день вынесения решения.

Суд первой инстанции правильно исходил из того обстоятельства, что договор предполагает встречное эквивалентное исполнение обязательств, в связи с чем, при расторжении такого договора и отсутствия встречного исполнения, сторона вправе требовать такого исполнения в размере, определенном договором в соответствии с валютой обязательства.
По настоящему делу подлежали применению две основные нормы права – ст.298 и подп.3 п.1 ст.972 ГК Республики Беларусь.
Так, при заключении договора аренды стороны определили размер обязательства в иностранной валюте — эквиваленте к евро.
Согласно ст.298 ГК Республики Беларусь, в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в белорусских рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах («специальных правах заимствования» и др.). В этом случае подлежащая оплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законодательством или соглашением сторон.

Истец исходит из того, что обязательство по уплате страхового залога было определено в евро, соответственно его исполнение как со стороны арендатора, так и в последующем возврат неисполненного обязательства со стороны арендодателя осуществляется именно в том объеме, как это определили стороны.
Это так же следует из положений подп.3 п.1 ст.972 ГК Республики Беларусь, поскольку иное не установлено законодательством и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила, предусмотренные настоящей главой, подлежат применению также к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством.
Постановлением апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения, а апелляционная жалоба арендодателя – без удовлетворения.