Брачно-семейные споры

* На данной странице представлены наиболее 

интересные дела и споры , которые встречались 

в практике адвокатов нашего бюро

 

Раздел имущества

— гражданка пришла на консультацию по вопросу раздела имущества, одним из которых являлся автомобиль, зарегистрированный за супругом и находящийся в его пользовании. Адвокатом было рекомендовано незамедлительно направить супругу письменное извещение о запрете на продажу автомобиля кому-либо и по любой стоимости, что и было сделано. В последующем в суд был предъявлен иск о разделе совместного имущества, нажитого в период брака, в виде садового дома с участком, автомобиля и мотоцикла.
Бывший супруг не признавая исковые требования пояснил, что автомобиль в период брака покупался не за нажитые деньги, а взятые в долг у друга, о чем представил простую расписку. Так же представил договор купли-продажи автомобиля на имя своей будущей новой супруги, заключенный через несколько дней после получения извещения о запрете продажи, и за 10% от реальной рыночной стоимости, договор купли-продажи мотоцикла так же за 10% от реальной рыночной стоимости, указывая, что в реальности мотоцикл был продан два года назад, и только оформлен сейчас. В отношении садового домика указал, что домик покупался на две семьи, в связи с чем признавал за супругой только ¼ часть. Такую низкую стоимость продажи мотивировал плохим техническим состоянием.
В рамках дела посредством адвокатских запросов были истребованы такие доказательства как табель учета рабочего времени друга (из которого следовало, что весь день он находился на рабочем месте и никуда не выходил), сведения о прохождении автомобилем техосмотра, свидетельствующие о том, что автомобиль был в исправном состоянии, а так же истребованы соединения мобильной связи, из которых усматривалось, что в день составления расписки бывший супруг и его друг не пересекались.
Все это в совокупности было признано судом в качестве доказательств того, что автомобиль приобретался за деньги семьи, а его продажа после получения уведомления о несогласии на распоряжение со стороны супруги по заниженной стоимости своей будущей супруге, при том что сам ответчик продолжал пользоваться автомобилем – о мнимости сделки, которая была признана ничтожной.
Так же не были приняты во внимание доводы о приобретении дачи на 2 семьи и за супругой признана ½ доля.
Что касается мотоцикла, то в этой части суд кассационной инстанции изменил решение указав, что для распоряжения имуществом требуется письменная форма сделки, в связи с чем показания свидетелей о расчете за мотоцикл 2 года назад при заключенном договоре только в период рассмотрения дела судом не является доказательством совместной реализации общего имущества.
Все заявленное имущество было разделено в равных долях.


— гражданин предъявил иск о разделе совместно нажитого имущества, а именно о взыскании с супруги денежных средств, вырученных ей от продажи квартиры, приобретенной в период брака. В то же время супруга не признала требования пояснив, что приобретенная в период брака квартира имела обременение в виде льготного кредита, и продать квартиру возможно только при наличии разрешения исполкома и уважительности причин, в данном случае уважительной причиной являлось заключение договора долевого строительства на квартиру большей площади, следовательно вырученные средства направлены на улучшение жилищных условий и сами по себе не могут быть разделены.
Супруг предъявил новый иск о признании недействительным договора купли-продажи спорной квартиры, так как во-первых ухудшаются имущественные права их ребенка, который не обеспечен площадью, а при строительстве первой квартиры на ребенка выделялась субсидия, а во-вторых, исполком давал разрешение на продажу при условии строительства новой квартиры площадью 90 кв. метров, а в последствии супруга изменила предмет и завтройщика, заключив договор на 60 кв.м.
В иске о признании недействительным договора было отказано, в связи с чем супргу согласился на предлагаемые условия мирового соглашения о выплате ему части денежных средств.


— Супруги состояли в зарегистрированном браке с 1991 по 1996 год и с 2002 по 2013 годы. В период с 1996 по 2002 год супруги в зарегистрированном браке не состояли, но в этот период один из них приватизировал одну квартиру, а второй вступил в ЖСПК и осуществил строительство второй квартиры. В суде каждая из сторон считала квартиру второго супруга общей совместной собственность. Также стороны заявили к разделу незарегистирированный дом и две машины. Дело рассматривалось более года и в итоге стороны пришли к взаимовыгодному мировому соглашению.


— до заключения брака супруге был подарен земельный участок, а у супруга имелась собственная квартира. В период брака супруг продал свою квартиру и стороны осуществили строительство жилого дома, однако на стадии 87% готовности рассорились и прекратили совместную жизнь. Супруг предъявил исковые требования о признании за ним ½ доли в праве собственности на строительные материалы, которое и было удовлетворено. В последующем супруг предъявил иск о разделе строительных материалов в натуре, так как незавершенный строительством дом позволял выделить в нем две квартиры с отдельными входами и завершить строительство. Иск был удовлетворен. Супруга подарила свой участок своей матери. Таким образом сложилась ситуация, по которой дом разделен на 2 квартиры, каждая из которых принадлежит бывшему супругу, а участок принадлежит третьему лицу, который построить дом на нем не сможет (принцип целевого использования, только 1 дом на участке).
Самый логический выход в данной ситуации – это установление сервитута, однако такое требование было отклонено судом по мотивам, что фактически речь идет о вечном сервитуте, что противоречит его правовой природе.
Так же супругом были предъявлены требования о признании права на земельный участок в связи с существенным увеличением его стоимости после строительства дом, а так же по основания того, что часть участка под домом не может принадлежать третьему лицу в силу принципа единства участка и строения. Данные требования так же были отклонены.
Таким образом, супруг де-факто имеет признанные судом права на квартиру и наличие этой квартиры в натуре, а де-юре зарегистрировать свои права не имеет возможности, так как земельный участок зарегистрирован за другим лицом.


— супруга К. обратилась в суд с требованием о разделе совместного имущества. Исходя из предоставленной информации следовало, что в период брака супруг оформил на свое имя несколько банковских вкладов, на которые были положены денежные средства, подаренные на свадьбу, а так же зарабатываемые в период брака. Однако судьба данных средств была не известна. По ходатайству адвоката, судом были направлены запросы в ряд банков, и по цепочке была восстановлена хронология движения денежных средств, из которой следовало, что супруг действительно снял все средства со вклада, и после выяснения данной информации в суде заявлял, что снял денежные средства еще в период совместного проживания и половину отдал супруге.
В данном деле ключевым встал вопрос о том, когда стороны прекратили вести совместное хозяйство, потому как стороны в этом вопросе расходились во мнениях, а снятие средств в период ведения совместного хозяйства не может свидетельствовать о том, что супруг ими распорядился самолично.
Были истребованы распечатки мобильного оператора из которых было установлено, когда супруги стали проживать раздельно, так как до определенной даты звонки в вечернее и ночное время обоих телефонов фиксировалось в одной соте, а после определенной даты – в разных сотах.


— гражданин К. обратился в суд с иском о признании права собственности на ½ долю в квартире, которая якобы была построена в период брака.
Супруга не согласилась с иском и обратилась за помощью к адвокату. При оценке обстоятельств дела было установлено, что стороны с 1988 по 1991 год состояли в браке, а потом брак расторгли. Спустя несколько месяцев 1991 года супруга была направлена на строительство квартиры в составе ЖСПК. Дом сдан в 1992 году и через месяц после сдачи дома стороны снова зарегистрировали брак, а в 1995 году получили справку об окончательном расчете и зарегистрировали квартиру на супругу.
Проблема состояла в том, что супруга настаивала, что с момента начала строительства и до окончания строительства она самостоятельно внесла 30% стоимости квартиры, однако не смотря на кропотливую работу по истребованию доказательств, ни в ЖСПК, ни в банке, ни по месту работу не сохранилось никаких документов.
Таким образом, доказывать самостоятельную уплату пришлось с использованием косвенных доказательств, а именно положениями законодательства, которыми была установлена типовая форма устава ЖСПК на тот момент, и в котором содержалось императивное требование об оплате 30% стоимости до начала строительства.
Суд первой инстанции не принял во внимание такие доводы, посчитав, что так как регистрация права собственности на квартиру произведена в период брака, а стороной не представлено бесспорных доказательств финансирования строительства до брака, то имущество делится пополам.
Однако суд кассационной инстанции счел указанные доводы обоснованными, посчитав, что несохранность платежного документа за такой промежуток времени, при императивном порядке внесения средств, не может исключить факта внесения средств до заключения брака.


— супруга обратилась в суд с иском о признании недействительными договоров отчуждения двух автомобилей, которые произвел супруг, по мотивам занижения реальной стоимости.
Супруг предъявил встречный иск, пояснив, что в период брака на банковском вкладе была накоплена определенная сумма денежных средств, на которую был приобретен автомобиль Тойота. Однако в процессе рассмотрения дело выяснено, что автомобиль на момент приобретения, зарегистрирован был не на супругу, а на ее лучшую подругу, но учитывая что супруга постоянно пользовалась автомобилем, у него не могло возникнуть сомнений относительно собственника.
В интересах клиента были истребованы доказательства, которые подтверждали, что сделка с автомобилем заключена была в день снятия денег в банке за ту же стоимость, супруга на протяжении 2 лет самостоятельно проходила технический осмотр, оформляла страховые полисы, привлекалась к административной ответственности, и более того, были истребованы материалы административных дел и объяснения из страховой компании (при повреждении автомобиля для целей получения выплаты), где из ее пояснений следовало, о повреждении принадлежащего ей автомобиля. Так же были представлены доказательства, что у подруги был собственный автомобиль, которым она ежедневно пользовалась.
На основании полученных доказательств супругом было заявлено требование о признании сделки притворной, применении последствий в виде признания в качестве приобретателя автомобиля супругу и разделе данного автомобиля.
После проведенной в интересах клиента работы и предъявления встречного иска, супруга предложила условия мирового соглашения, которые устроили обе стороны.


— гражданка предъявила в суд иск о признании ½ доли в праве на квартиру. Бывший супруг иск не признал, пояснив, что право собственности на квартиру им зарегистрировано через 2 месяца после расторжения брака, 30% стоимости квартиры внесено так же после расторжения брака, а в период брака сумма на квартиру им была получена в дар от родителей, о чем предоставлены нотариальные договора дарения.
Суд не принял данные обстоятельства во внимание и требования удовлетворил.


— бывший супруг, после расторжения брака и двух лет работы в другой стране, предъявил иск о признании ½ доли в праве собственности на возведенный в период брака дом. Ответчица требования признала частично, просив суд отступить от принципа равенства долей, увеличив в связи с наличием о нее на иждивении двух несовершеннолетних детей. Так же в качестве основания для уменьшения размера доли было указано то обстоятельство, что дом строился за счет льготного кредита, и суд может увеличить долю супруга в случае если будет доказано, что второй супруг умышленно уклонялся от выплат по кредиту. Выезд на 2 года в другую страну, непредоставление о себе сведений, наличие задолженности по алиментам, при том, что супруг знал о кредитных обязательствах, были расценены судом как уклонение от их погашения, в связи с чем доля супруга была уменьшена.


— гражданин Я. Обратился в суд суд с иском к гражданке К. мотивировав это тем, что в ее квартире находится имущество, которое 10 лет назад он отдал на хранение ее мужу, о чем предоставил договора купли-продажи, ТТН и иные документы.
Супруга иск не признала, пояснив что части имущества в квартире вообще нет, а часть имущества – если она была передана супругу, у него и должна быть истребована.
Суд согласился с позицией К., истребовав имущество у ее бывшего супруга. В последующем с истца были взысканы понесенный судебные расходы как с лица, который несет риск за неправильное определение ответчика.


— гражданка Т. Предъявила в 2016 году иск о взыскании ½ части выплаченных ею средств по кредитному договору с 2007 года с бывшего супруга, за которым в 2014 году признано право на ½ долю в квартире. Ответчик заявил о применении срока давности, который судом и был применен.
Однако не согласившись с таким выводом, гражданка подала кассационную жалобу, указав что срок давности рассчитывается с момента нарушения прав, и так как в споре на квартиру в 2014 году она не признавала прав супруга, полагая, что так как она оплачивала кредит, то ее доля должна быть увеличена. И так как эта позиция не была принята судом и раздел произведен по ½, то соответственно с момента такого раздела у нее появилось право на взыскание выплаченного кредита с 2007г.
Суд кассационной инстанции с этим согласился и решение суда отменил, приняв новое решение об удовлетворении исковых требований.


— гражданка Д., которой принадлежит ¾ доли в праве собственности на трехкомнатную квартиру, предъявила иск о разделе квартиры в натуре с предоставлением ей на праве собственности 2 комнат, а ответчику – 1 комнаты с выплатой в его пользу денежной компенсации за незначительное отступление от идеальной доли.
Ответчик иск не признал по мотиву, что он не желает владеть одной комнатой и хочет, что бы квартира оставалась единым объектом имущества.
Однако такие доводы не были приняты во внимание, так как раздел в натуре — право собственника, которое не может быть ограничено вторым собственников, при наличии технической возможности раздела.


— гражданка П. заявила иск, о предоставлении ей в пользование 3 комнат в 4-х комнатной квартире, а бывшему супругу – одной комнаты.
В иске было отказано, так как одна из комнат имела неузаконенную перепланировку в виде объединения с кухней, что исключало возможность раздела квартиры и определения порядка пользования.


— гражданин С. Обратился в суд с иском о разделе в натуре жилого дома площадью 130 кв.м., в котором ему принадлежит 4/5 долей, а второму участнику – 1/5, предоставив при этом заключение эксперта о технической возможности раздела домовладения.
Ответчик завил встречные требования об увеличении его доли в праве собственности до 2/5, так как по его мнению часть построек была выполнена им самостоятельно с привлечением друзей.
Истцом в суде были представлены доказательства того, что на период фактического появления пристроек, ответчик находился в местах лишения свободы и не мог осуществить строительство пристроек, а данные постройки были осуществлены матерью владельца 4/5 долей и в его интересах. Так же были представлены доказательства, опровергающие показания свидетелей ответчика.
Иск о разделе домовладения в натуре был удовлетворен, а во встречном иске – отказано.

Жилищные споры

— Гражданкой «Б» было подано исковое заявление к гражданке «К» об устранении препятствий в пользовании жилым помещением (а именно о вселении в жилое). Исковые требования «Б» мотивировала тем, что она заключила договор аренды квартиры, принадлежащей «К» на праве собственности, сроком на 5 лет, однако была выселена из квартиры до истечения указанного срока. Суд при отказе в удовлетворении исковых требований принял во внимание позицию ответчика и указал, что при выезде из квартиры, истица подписала акт приема-передачи квартиры и находящегося там имущества, тем самым расторгла договор аренды до истечения пятилетнего срока.


— гражданин Ж. Обратился в суд с иском об определении порядка пользования двухкомнатной квартирой, которая принадлежит его отцу, а он, будучи членом семьи, зарегистрированным в ней, имеет право пользование, выделив в его пользование одну комнату. Требования были удовлетворены в полном объеме.


— гражданин З. Обратился в суд с иском о вселении его с несовершеннолетней дочерью в двухкомнатную квартиру, собственником которой является его отец, и предоставления в пользование одной из двух комнат, которая большая по площади. Основанием для вселения является факт регистрации в спорной квартире и факт выделения льготного кредита на строительство на состав семьи, в которую он так же был включен.
Ответчик предъявил встречный иск о признании сына утратившим право пользование. Гражданин З. Предоставил в суд свои обращения в правоохранительные органы по факту недопуска его в квартиру, а так же свидетельские показания.
Суд отказал в иске о признании утратившим право пользования, вселив гражданина З. в квартиру.


— гражданин К. заключил с бывшей супругой письменное соглашение, в соответствии с которым она обязалась выселиться из квартиры вместе с опекаемым ребенком, сняться с учета, за что он передает ей 2 тысячи долларов США.
Выплатив указанную сумму, ответчица тем не менее свою часть соглашения не исполнила, с учета ни сама ни опекаемый несовершеннолетний – не сняты.
Гражданин К. обратился в суд с иском о ничтожности указанного соглашения, который был удовлетворен. В обоснование решения суд указал все доводы истца, а именно, что во –первых, заключение соглашения, которым ухудшаются жилищные права несовершеннолетнего возможно только с разрешения органа опеки, а во-вторых снятие с учета является административной процедурой, регулируемой в определенном порядке.


— гражданка Ф. Предварительно в суде определила порядок пользований неприватизированной квартирой, выделив для себя в пользование 2 комнаты, а для брата – 1 комнату. После состоявшегося решения суда, она заключила договор купли двух комнат, а третья осталась в пользовании брата и в собственности государства.
Учитывая длительное непроживание брата в квартире, его местонахождение в соседней стране, ею был заявлен иск о признании брата утратившим право пользования.
В данном деле интересным обстоятельством является то, что сам сосед не наделен правом на признание человека утратившим право пользование, так как таким правом наделен только собственник помещения, т.е. государство. Однако государство не заявляло подобных требований и избегало их, так как это связано с дополнительной работой для юриста и расходами на госпошлину.
В таком случае, мы рекомендуем предъявлять иск, так как суд не вправе отказать в его принятии, а уже после принятия настаивать на привлечении государства в качестве соистца.
По указанному делу, суд привлек государственный орган в качестве истца, который уже заявленные требования поддержал и требования были удовлетворены.


— наниматель и ее сын обратились с иском в суд о признании утратившим право пользования жилым помещением невестки, которая последние несколько лет проживает во вновь построенном жилом доме, но намеренно не регистрирует данный дом на праве собственности.
Ответчик предъявил встречный иск о вселении, мотивировав, что жилой дом построен с нарушениями в связи с чем он не принят в эксплуатацию.
Суд первой инстанции первоначальный иск отклонил, а встречный удовлетворил, мотивировав это тем, что так как жилой дом не зарегистрирован, то невозможно констатировать факт выезда на постоянное местожительства в другое жилое помещение.
С таким выводом не согласился суд кассационной инстанции, отменив решение суда и направив дело на новое рассмотрение, указав, что отсутствие государственной регистрации при фактическом соответствии жилого дома установленным требованиям для проживания, не может само по себе быть препятствием для проживания.


— сельский исполнительный комитет предъявил иск о признании недействительным договора найма гражданина С. в доме в пригороде Минска, так как такой договор повлек признание его нуждающимся в улучшении жилищных условий, а при опросе супруги собственника дома, в котором гражданин С. Был зарегистрирован, она сообщила, что фактически С. В доме не проживает.
Вместе с тем, защищаясь против иска, ответчиком и адвокатом были представлены свидетельские показания, распечатки мобильных соединений, письменные документы за последний год, из которых видно, что гражданин в качестве своего адреса указывал именно спорный дом, а непроживание его в момент проверки связано с изменениями в его личной жизни, что не влечет утрату им пользования жилым помещением.
В исковых требованиях сельскому исполкому было отказано, не смотря на то, что большинство подобных дел заканчивались обратным результатом, так как после введения возможности получения земельного участка в Минском районе при регистрации в нем, многие граждане осуществили такую регистрацию без намерения фактически проживать, а исключительно с намерением получить участок.


— ЖСПК был предъявлен иск к собственнику об устранении препятствий в обслуживании общего имущества путем демонтажа дополнительной двери в тамбуре, устранения люка в подвал и приведения своего помещения в соответствие с проектной документацией.
Частично по некоторым требованиям стороны пришли к мировому соглашению, а частично они были удовлетворены.


— гражданка С., которой был заключен договор найма на 4 комнаты в пятикомнатной квартире был предъявлен иск о признании утратившим право пользования нанимателя 5-й комнаты, однако судом в качестве истца привлечен местный исполнительный орган, который на повторное заседание не явился и исковое заявление оставлено без рассмотрения.
Через год гражданкой С. Была подана надзорная жалоба, по которой принесен протест и определение суда отменено с направлением на новое рассмотрение. При новом рассмотрении суду были предоставлены различные сведения из Российской Федерации о проживании там гражданина, в том числе и о владении там недвижимостью.


— граждане Российской Федерации обратились за помощью в связи с тем, что уже давно проживают в Российской Федерации, однако продолжают быть зарегистрированными в квартире своей бабушки, которая недавно умерла и оставила квартиру им в наследство. Не имея намерения в ней проживать, граждане хотят ее продать, но не могут сняться с регистрационного учета, так как в административном порядке снятие происходит только посредством постановки на учет по другому адресу в пределах Беларуси.
В связи с невозможностью добровольно сняться с учета, в суд было заявлено требование о признании граждан утратившими право пользования помещением, что в свою очередь послужило основанием для снятия их с учета в административном порядке.

Воспитание детей

гражданин М., отец ребенка, предъявил иск о передаче ему на воспитание ребенка, мотивировав это тем, что мать не в состоянии обеспечить должный уход ввиду того, что страдает определенными психическими заболеваниями.
Судом по делу была назначена психолого-психиатрическая экспертиза, согласно которой установлено, что мать действительно страдает определенным заболеванием, симптомами которого является стремление к порядку, систематическое выполнение одинаковых действий и т.п., однако такое заболевание не может препятствовать воспитанию ребенка.
Так же защищая интересы матери, адвокатом были представлены доказательства того, что у отца не имеется постоянного источника дохода, а представленные им договора подряда не свидетельствуют о заработке, так как взносы в фонд социального страхования не уплачивались, так же отец неоднократно был судим за умышленные преступления, склонен к обману.
Данные обстоятельства в совокупности повлекли принятие судом решения об оставлении ребенка на воспитании у матери.


— гражданин К. предъявил иск, согласно которому требует установить порядок общения с несовершеннолетним сыном, определив в качестве времени общения пятницу и субботу с 17 до 19 часов, а так же воскресенье и среду при невозможности явки в пятницу и субботу, и определив такое общение в отсутствие матери.
Не отрицая право отца на участие в воспитании ребенка, ответчиком не признаны требования в части альтернативных дней, а так же об общении в ее отсутствии, так как ребенку только 2 года, 1,5 из которых отец с ним не проживает, соответственно ребенок привязан к матери и не может провести 2 часа в ее отсутствии.


— гражданка А. обратилась за правовой помощью в связи с тем, что ее несовершеннолетний сын, будучи отличником по учебе и имевший всегда хорошее поведение, резко изменился после начала общения с отцом, который вышел из мест лишения свободы. Отец ребенка неоднократно привлекался к уголовной ответственности за насильственные преступления, отбывал наказания в местах лишения свободы и в обычной жизни живет и проповедует аморальные принципы, которые устанолены в местах лишения свободы, а именно, категорическое отрицание труда, образования, попытка жизни за счет других граждан в том числе и с применение незаконных способов отъема имущества.
После начала общения с отцом, ребенок стал допускать высказывания об отрицании труда и необходимости образования.
В связи с тем, что общение ребенка не соответствовало его интересам, в суд был заявлен иск об ограничении общения ребенка с отцом.


— для гражданина, которому бывшая супруга препятствовала в общении с дочерьми, был подготовлен иск о порядке общения, согласно которому установлено еженедельное фиксированное время встреч, а так же порядок общения в связи с днями рождения самих детей и близких родственников со стороны отца, ежегодными праздниками, такими как Новый год, Рождество, Пасха, а так же каникулами.

Наследство

— В августе 2008г. престарелый гражданин заключил договор купли-продажи своего жилого дома в деревне, в марте 2009 года составил завещание, согласно которому все свое имущество оставлял сыну. В марте 2010г. гражданин умер. После открытия наследства, дочь умершего обнаружила, что завещание составлено только в пользу брата, дом в деревне вообще продан третьим людям.
Дочерью был подан иск о признании завещания недействительным, так как умерший отец не способен был понимать значение своих действий. По делу была назначена посмертная экспертиза, согласно выводам которой было установлено, что на момент составления завещания умерший действительно не понимал значения своих действий, так как страдал рядом заболеваний, в том числе и старческой деменцией. Завещание от марта 2009г. признано недействительным. Полагая, что лицо и по состоянию на август 2008г. так же не осознавало своих действий по продаже имущества, был заявлен иск о признании сделки недействительной. Ответчиком было заявлено о применении срока исковой давности. При рассмотрении данного дела судебные инстанции разошлись в выводах о том, с какого момента начинает исчисления срока давности по сделке, совершенной лицом, не способным понимать значение своих действий. Так, мнение истца было, что такой срок начал течь с момента получения заключения экспертизы, так как с этого момента ее право нарушено, суд первой инстанции посчитал, что датой начала срока является дата открытия наследства, так как только с этой даты у наследника появляются права на имущество, в том числе и право на оспаривание сделки. Однако суд кассационной инстанции пришел к выводу, что трехлетний срок давности по оспоримой сделки начинает течь с момента ее совершения, и правом на ее оспаривание обладает само лицо, заключившее сделку, а его смерть и появление имущественных прав у наследника не прерывает данный срок давности.


— гражданка К. обратилась в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения с супруги своего брата, так как было установлено, что 19 марта умер их отец, а 20 марта супруга брата по имевшейся у нее доверенности произвела снятие в банке крупной денежной суммы со счета наследодателя.
При этом данный факт был установлен только благодаря настойчивости наследника, которая знала о существовании вклада, но не знала банк, и только после многочисленных обращений к нотариусу и судебных разбирательств был направлен запрос о получении информации по вкладу не на момент поступления запроса, а за весь период.
По основаниям того, что действие доверенности автоматически прекращается смертью доверителя, а банк не уполномочен проверять дееспособность доверителя при предъявлении нотариальной доверенности, гражданкой К. был заявлен иск о взыскании с супруги брата неосновательного обогащения в размере доли, причитающейся при наследовании по закону.
Требование судом было удовлетворено в полном объеме.


— после смерти Ч. Осталось имущество в виде квартиры и доли в доме. Однако супруга в установленный 6-ти месячный срок с заявлением к нотариусу не обратилась, по месту жительства в квартире зарегистрирована не была. Ее требование об установлении факта принятия наследства осталось без рассмотрения, так как суд вызвал потенциальных наследников второй очереди, которые заявили о своих правах на наследство и ввиду возникшего спора о праве, разрешить вопрос в порядке особого производства было невозможно.
Гражданке Ч. пришлось предъявить иск о признании права собственности на имущество в порядке наследования, доказав, что после смерти супруга, но до истечения 6 месяцев ею были понесены расходы по коммунальным услугам, что следует признать фактическим вступлением в наследство.


— гражданин Д. проживал совместно с матерью и своей семьей в старом одноэтажном бревенчатом доме. В последующем им за счет собственных средств была выполнена реконструкция старого одноэтажного дома, в результате которой площадь увеличилась в 3 раза, а так же появился второй этаж При этом бревенчатый дом остался частью нового строения. Такая реконструкция не была узаконена и зарегистрирована на момент смерти матери, в связи с чем второй ребенок получил свидетельство о праве на наследство на то имущество, которое было указано в реестре недвижимости, а именно на одноэтажный деревянный дом, который фактически отсутствовал.
Оценивая сложившиеся обстоятельства, имелась возможность обратиться за принятием в эксплуатацию реконструированного дома и регистрации изменений, однако в таком случае, второй наследник получил бы свою долю в уже новом строении, на возведение которого ни он ни наследодатель свои средства не вкладывали.
Было принято решение предварительно обратиться в суд с требованием о признании права собственности на строительные материалы, которые вложены в реконструкцию дома с той целью, что бы изменить доли в существующем строении, что имеет существенное значение для последующей регистрации изменений строения.


— гражданин П. обратился за правовой помощью в связи с тем обстоятельством, что 5 марта умерла его матть, а 30 марта его отец. После их смерти осталось имущество в виде дома в деревне и квартиры в г.Минске, зарегистрированное за отцом, но приобретенное в период брака. При этом мать завещания не оставила, а отец за день до смерти оставил завещание, согласно которому все свое имущество оставил сыну А., в ущерб интересам сына П.
Сын П. обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти бабушки. Сын А. так же обратился к нотариусу о вступлении в наследство, однако на момент подачи заявления уже истек 6-месячный срок после смерти бабушки, в связи с чем нотариус разъяснил, что заявление действует только в части наследства, оставленного дедушкой.
Законодатель говорит, что принятие наследства может быть выражено в форме совершения действий, свидетельствующих об охране наследства, выплате долгов умершего и т.п. Однако было известно, что отец на момент смерти своей супруги 5 марта находился в больнице, где умер 30 марта, соответственно сам вступить в наследство путем совершения действий не мог.
Такие обстоятельства дали основания П. для предъявления иска на всю часть наследства матери, так как отец в наследство не вступил, в завещанием распорядился только своей ½ долей.
Такой подход к оценке обстоятельств связан с результатом рассмотренния одним из судов г.Минска спора, по которому было установлено, что сын нанес матери множество ножевых ранений и покинул квартиру. Мать умерла после его ухода, но гражданин был задержан спустя несколько часов в подъезде, и без посещения квартиры, был доставлен в СИЗО. Изучив протоколы задержания и хронологию времени смерти, суд констатировал, что причинивший смерть сын не может считаться вступившим в наследство, так как после смерти матери не совершил действий, свидетельствующих о таком вступлении.


— после смерти отца остался автомобиль, которым продолжил пользоваться сын. Ввиду отсутствия дорогостоящего имущества, сын к нотариусу не обращался. Спустя несколько лет, имея намерение продать автомобиль, сын столкнулся с проблемой документального оформления, так как автомобиль был зарегистрирован на умершее лицо.
Учитывая небольшую стоимость автомобиля и госпошлину, лицом был подан иск о признании права собственности в связи с тем, что он фактически вступил в наследство, регулярно используя автомобиль после смерти отца, проходя технический осмотр.