Действие Закона «О защите прав потребителей» (далее — Закона) распространяется на отношения между потребителями и изготовителями, продавцами, поставщиками, представителями, исполнителями, ремонтными организациями, возникающие из договоров розничной купли-продажи, подряда, аренды, страхования, хранения, энергоснабжения, комиссии, перевозки пассажира и его багажа, груза, возмездного оказания услуг и иных подобных договоров.
Таким образом, можно констатировать, что закон достаточно определенно ограничивает круг правоотношений, которые регулируются специальными нормами права. Однако на практике не исключены случаи споров относительно того, как применять законодательство о защите прав потребителей в правоотношениях между физическими лицами.
Так, имел место спор, когда гражданка А. в интернете нашла объявление об оказании услуг по наращиванию волос с указанием телефона. Договорившись с лицом, оказывающим такие услуги – гражданкой Б., она приехал по указанному адресу в обычную квартиру, где ей и была оказана услуга по наращиванию волос.
Не высказав никаких замечаний непосредственно после выполнения работы, А. уехала, а спустя 10 дней предъявила претензии относительно качества услуги, ссылаясь на зуд в затылочной части головы и потребовав расторгнуть устный договор об оказании услуги и возврата якобы уплаченной по договору суммы.
В данном случае истец ссылался на Закон «О защите прав потребителей» как на основание своих требований, аргументируя это тем, что лицо оказавшее ему услугу уверило его, что имеет соответствующую регистрацию и разрешение на подобный вид деятельности.
Ответчик же ссылался на то, что не зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя и не является работником какого-либо юридического лица, и при этом оказал услугу бесплатно, так как ему необходима отработка полученных теоретических навыков по наращиванию волос, о чем и предупреждал истца.
Особенностью применения законодательства в области защиты прав потребителей является наличие специального субъекта, который указан в ст.1 Закона, согласно которой исполнителем является организация, ее филиал, представительство, иное обособленное подразделение, расположенное вне места нахождения организации, индивидуальный предприниматель, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителю, а также иное физическое лицо, выполняющее работы или оказывающее услуги в рамках ремесленной деятельности либо оказывающее услуги в сфере агроэкотуризма (далее — физическое лицо, выполняющее работы, оказывающее услуги);

Аналогичные требования указаны в п.2 Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 24.06.2010 N 4 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел о защите прав потребителей» (далее – Постановление Пленума), согласно которому законодательство о защите прав потребителей распространяется на отношения по договору между физическим лицом — потребителем, имеющим намерение заказать или приобрести либо заказывающим, приобретающим товар (работу, услугу) или использующим товар (результат работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних или иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, — с одной стороны, и организацией, индивидуальным предпринимателем, иным физическим лицом, реализующим товары, выполняющим работы или оказывающим услуги в рамках ремесленной деятельности, либо оказывающим услуги в сфере агроэкотуризма, либо осуществляющим разовую реализацию товаров на торговых местах на рынках и (или) иных местах, на которых торговля может осуществляться в соответствии с законодательством, — с другой стороны.
Согласно абз.2 п.2 Постановления Пленума, законодательство о защите прав потребителей не распространяется на договорные отношения между физическими лицами, если они не вытекают из осуществления предпринимательской, ремесленной деятельности или деятельности в сфере агроэкотуризма, на отношения, возникшие в связи с приобретением товаров для осуществления предпринимательской деятельности, а также на отношения по приобретению товаров, выполнению работ и оказанию услуг для нужд организаций.
Однако, в отношении Б. имело место вступившее в законную силу судебное постановление о привлечении к административной ответственности за занятие незаконной предпринимательской деятельностью.
При таких обстоятельствах возник спор относительно того, порождает ли незаконная предпринимательсткая деятельность специальный субъектный состав исполнителя, и распространяет ли на такие правоотношение действие Закон “О защите прав потребителя”.
Суд первой инстанции удовлетворяя требования истца, применил специальные нормы Закона, обосновав это тем, что для истца мастер по наращиванию волос выступала как индивидуальный предприниматель, что в том числе подтверждается и судебным постановлением о привлечении к административной ответственности за незаконную предпринимательскую деяетльность.
С такой позицией не согласился суд кассационной инстанции, констатировав, что при отсутствии факта регистрации ответчика в качестве индивидуального предпринимателя, оказывающего парикмахерские услуги, выводы о том, что на договорные отношения между физическими лицами об оказании услуги по наращиванию волос распространяется Закон “О защите прав потребителей” являются неверными, поскольку противоречат действующему законодательству.
При этом факт привлечения к административной ответственности сам по себе не свидетельствует о том, что ответчик является индивидуальным предпринимателем.
Суд кассационной инстанции исправил ошибку суда первой инстанции, так как законодатель очень четко определяет, что Закон распространяется не тогда, когда этого хочет гражданин, предполагая субъектный статус исполнителя, а только в том случае, если субъект оказывающий услугу имеет этот специальный статус (юридическое лицо, индивидуальный предприниматель или ограниченный круг физических лиц (занимающихся ремесленной деятельностью, экотуризмом)). Т.е. применение Закона зависит не от воли истца, а от статуса исполнителя.
При этом по аналогии можно применить и п.29 Постановления Пленума, где указано, что соглашение потребителя с работником организации, выполняющей работы (оказывающей услуги), о выполнении работы (оказании услуги) без соответствующего оформления не порождает прав и обязанностей между потребителем и этой организацией. Поэтому организация не несет ответственности за невыполнение или ненадлежащее выполнение работы (оказание услуги) либо за утрату или повреждение переданного по такому соглашению имущества. В этом случае имущественную ответственность перед потребителем несет лицо, обязавшееся выполнить работу (оказать услугу).
Т.е., гражданка А. не заключала договор с индивидуальным предпринимателем, а услугу ей оказало физическое лицо, не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя (и не оказывающее услугу как физическое лицо в сфере агроэкотуризма, либо занимающееся ремесленной деятельностью), следовательно, в данном случае речь идет о гражданских правоотношениях двух физических лиц, спор между которыми разрешается на основании общих норм гражданского законодательства.
Правильная правовая квалификация правоотношений в данной ситуации играет существенную роль, так как Закон “О защите прав потребителей”, имеет ряд положений, отличающихся от Гражданского кодекса, что обусловлено заведомо более слабой позицией потребителя во взаимоотношениях с профессиональными субъектами торговли и услуг.
Так, к примеру, согласно п.8 ст.20 Закона, для подтверждения факта приобретения товара могут использоваться свидетельские показания, что исключено нормами Гражданского кодекса Республики Беларусь при доказывании факта заключения сделки или ее словий (ч.1 ст.163 ГК РБ), если сумма сделки составляет более 10 базовых величин.
Гражданский кодекс не устанавливает мер ответственности за нарушение обязательств по реализации товара (оказанию услуги) физическому лицу, в то время как Законом “О защите прав потребителей” автоматически установлена такая ответственность в размере 1% от стоимости товара (услуги) за каждый день нарушения срока исполнения обязательства.
Закон “О защите прав потребителей” прямо предусматривает право на возмещение морального вреда в связи с нарушением прав потребителей независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда, в то время как Гражданский кодекс предусматривает компенсацию морального вреда лишь при совершении действий, нарушающих его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (ст.152 ГК).
Закон (ст.28) предусматривает возможность в течение 14 дней вернуть товар надлежащего качества (за исключением непродовольственных товаров не подлежащих обмену и возврату, перечень которых утвержден Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 14.06.2002 N 778 «О мерах по реализации Закона Республики Беларусь «О защите прав потребителей»), в то время как согласно нормам Гражданского кодекса возврат товара по договору купли-продажи может иметь место только в связи с продажей товара ненадлежащего качества.
Так же стоит отметить, что потребители освобождены от уплаты государственной пошлины при обращении в суды с требованиями о защите своих прав (подп.1.1.8 п.1 ст.257 Налогового кодекса), в то время как физические лица обязаны оплатить государственную пошлины при обращении в суд с иском о защите своих прав.